С. Михайлова

Мое общение с “АМБой” началось с весны 89-ого года. В это время Паша Бородин переводил “АМБу” с “Искры-226” на персоналки. Начал он с ядра программы - лицевых счетов. На “Своды” (часть программы, которая выдает отчеты по сводам зарплаты и перечислениям) времени не хватало, а хотелось, чтобы готовая версия программы появилась как можно раньше. Кроме того, на С трудно было быстро реализовать эту задачу, так как тогда не было библиотеки С-ишных функций для обработки таблиц. Давыдов предложил написать “Своды” мне, так как я знала Карат (FoxPRO).

Процесс постановки задачи выглядел так: Саша Давыдов показал мне распечатки отчетных форм, полученных на “Искре-226” и попросил сделать “не хуже”. Свобода была полной! После опостылевшего ничегонеделания и жестких рамок в “ящике”, где я работала до “Контура”, много интересной работы и полная творческая свобода приносили большую радость.

Вот так оказалось, что основная часть “АМБы” была написана на С, а “Своды” - на Карате (потом - на Clipper’е). Считалось, что это - временное явление, вызванное необходимостью скорейшего запуска программы в продажу. Но, как известно, ничего нет более постоянного, чем временные явления: ситуация двуязычности программы сохранилась до сих пор (хотя уже появились “партизанские” внутренние своды Э.Шифмана на С). В самой двуязычности не было бы ничего плохого, если бы не необходимость сходного интерфейса в разных частях одной и той же программы, а как известно, интерфейсные возможности DOSовских программ на разных языках слишком уж отличаются друг от друга. Постепенно разрастаясь, “Своды и перечисления” зажили своей жизнью, превратившись в объемную и достаточно самостоятельную программу.

“АМБа” стала главным кирпичиком в фундаменте производственного благополучия фирмы. Мы сумели выиграть гонку при неравных начальных условиях у такого монстра, каким был тогда “Уралсистем”, потому что постановка программы полностью соответствовала тем революционным изменениям, которые произошли в связи с приходом персоналок в нашу жизнь.

Первоначальная постановка программы, благодаря дальновидности Давыдова, позволила программе взять хороший старт, но постепенно в результате доработок и переделок программа потеряла первоначальную структурную ясность. Возникла необходимость переделки. Хотелось сохранить неустаревшую идеологию, но причесать программу структурно. Саша Давыдов хотел, как это было представлено в западных публикациях, решить эту задачу на новом технологическом уровне. Осенью 90-ого года началась работа над версией “АМБы” 3.0. Была создана группа, возглавляемая Давыдовым - идеологом проекта, в которую вошли: Паша Бородин (он должен был писать “Лицевые счета”), Саша Соркин (“Бригады и наряды”) и я (“Своды, перечисления и нормативно-справочная информация”).

Сначала мы, собираясь вчетвером, просто обсуждали, по возможности детализируя, какой быть программе: каким должен быть интерфейс, как лучше организовать программу и данные структурно, как обеспечить коллективную работу пользователей (без экзотических тогда ЛВС!). Идейный фонтан работал исправно, но через некоторое время выяснилось, что к очередной нашей встрече мнения о том, до чего же мы договорились накануне, далеко не всегда совпадали. Пришлось начать вести протоколы. Так продолжалось около месяца, и только после того, как проговорили почти все (труднее всего было удержаься и не начать программировать до конца обсуждения!), приступили непосредственно к программированию. Несколько самостоятельных и стандартных программ (“Почта”, “Интерпретатор”, “Генератор отчетов”) были отданы для программирования “на сторону”. Предполагалось, что к Новому году (91-му) все напишут закрепленные за ними куски. Когда время “Ч” наступило, я с удивлением обнаружила, что оказалась единственной, кто сделал почти все намеченное. Меня, видимо, подгоняла боязнь отстать, некий комплекс неполноценности, кроме того, на мужиках висел еще и груз внедрений. Мне же всегда казалось, что разработку и внедрения нельзя совмещать без потерь для работы - настолько это разные области деятельности. К сожалению, из-за существующей системы оплаты (когда основные деньги люди получают от внедрений) и отсутствию специальных фондов мы продолжаем рубить сук, на котором сидим: разработчикам постоянно приходится отвлекаться на внедрения.

Постепенно Саша Давыдов начал терять интерес к проекту “3.0”, ему хотелось более быстрых и революционных шагов, чем те, которые мы осуществляли (платформа - не DOS, а Oracle или Unix и т.п.). Кроме того, на какое-то время в “Контуре” возобладало техническое направление. Программисты почувствовали себя не самыми нужными людьми на фирме. Все предприятия, особенно молодые, проходят через ряд закономерных кризисов. Один из таких кризисов (лидерский) “выбил” из наших рядов Давыдова, и почти тут же по “Контуру” прошелся следующий - кадровый- кризис. Часть сотрудников, которым показались тесными рамки существующей фирмы, захотели ее покинуть. В частности, Паша Бородин начал готовить свой “побег”: стал запирать свой компьютер на ключ, перестал показывать то, что он писал... Кризисы - вещь хотя и неприятная, но иногда необходимая для здоровья фирмы. На мой взгляд, руководство фирмы поступило тогда очень умно (хотя, быть может, и рискованно), создав благоприятные и даже соблазнительные условия для выхода сотрудников из “Контура”. Всем пришлось задуматься: остаться или уйти? В результате на фирме остались только те, кто осознанно связали свое будущее с “Контуром”. Сбросив балласт из неустойчивых, “Контур” опять “рванул” вперед, хотя без жертв не обошлось. Для меня самой большой потерей стало закрытие проекта “АМБа 3.0” после ухода Давыдова и Бородина. Не только потому, что не получилась программа, но и потому, что тогда не удалось обкатать для “Контура” новую технологию группового программирования.

Во время скандального ухода Бородина, забравшего с собой не только все, им написанное, но и прихватившего по рассеянности кое-что чужое, в очередной раз проявился миролюбивый дух “Контура”, не склонного к конфликтам. По всем юридическим установкам человек, получавший зарплату за то, что он писал программу на работе, имеет на нее авторские, но не имущественные права. Собственником программы является только фирма, тем более, что в любую программу закладывается не только труд одного человека - программиста, но и опыт постановщика, а также культурное влияние всего окружения. После своего ухода из “Контура” Бородин основал частную фирму БПА и начал продавать программу “Зарплата” версии 3.0. “Контур” никаких претензий предъявлять не стал, те части программы, которые делал Бородин, были полностью переписаны, но... версия “АМБы” 3.0 так никогда и не появилось, а были 2.5, 2.7, 2.7+, 2.9, 2.9+. Мне уже стало казаться, что есть некая боязнь цифры 3. Наконец, в этом году вышла версия 3.1 - значит, барьера больше нет.

Не сразу в “Контуре” пришли к пониманию того, что недостаточно сделать хорошую программу, надо еще уметь ее продать. В конце 1992 г. был создан отдел маркетинга, призванный заниматься продвижением программ. Сейчас мы начинаем потихоньку приближаться к западной модели производства программ, где на одного программиста приходится, как минимум, 10 продавцов, а тогда ситуация была просто невероятная: чистыми продажами почти никто не занимался. В 93-м году я перешла в новый отдел. Некоторое время я еще продолжала программировать для “АМБы”, но потом с программированием пришлось расстаться. Новая работа требовала много времени и сил, кроме того, мне показалось, что в программировании я уже достигла своего “потолка”: пришли молодые ребята, которые делали все на качественно другом уровне и схватывали все новинки гораздо быстрее меня. Еще, пожалуй, одна причина моего расставания с “АМБой” состояла в том, что стиль руководства В.Алферова, который возглавил тогда разработку, казался мне слишком жестким: мне не хватало той свободы, которая так привлекала меня в начале работы над “АМБой”. Я не хочу сказать, что так руководить неправильно, просто лично мне это не подходит. Освивать новое дело - рекламу - оказалось интересно, поле деятельности опять открылось необозримое, хотя сначала было очень страшно и непонятно. Теперь мне кажется, что про рекламу я знаю уже достаточно много, чтобы пуститься в освоение новой области - Public Relations.

“Своды и перечисления” я передала Игорю Бугачевскому. Программисты - народ ревнивый, когда дело касается их детищ - программ. Когда Игорь переписал часть моей программы, усовершенствовав ее, он специально пришел, чтобы сказать мне об этом и показать сделанное. Это нетипично для большинства программистов, которые, начав работать с программой, считают ее своей и только своей. В этом поступке Игоря проявились его деликатность и человечность. Это был очень тактичный и талантливый, всесторонне одаренный человек, он, безусловно, cмог бы достигнуть больших высот и в программировании, и в альпинизме, и в жизни...

Сейчас я смотрю на “АМБу” уже снаружи и вижу, что там действительно создался свой микроклимат: там работают люди, отвечающие некоему стандарту (своего рода “90 - 60 - 90”, одному В.Бублику, и то наверное только интуитивно, ведомому). В АМБовском коллективизме есть свои плюсы и свои минусы. Плюсы очевидны: отсутствие внутренних конфликтов, управляемость отдела. В нем стихийно создались свои стандарты поведения, которые снимают проблемы взаимозаменяемости сотрудников. Но есть в этом и свои минусы, самый большой из них - создавшийся барьер между АМБой и всеми остальными направлениями “Контура”. Этот барьер не мог не возникнуть, так как без него невозможно существование клумбы “АМБа” в саду “Контур”, но он слишком часто оказывается препятствием при планировании и проведениии любых совместных действий, без которых жизнь фирмы просто невозможна. Мне кажется, если все - снаружи и внутри АМБы - будут понимать природу этого барьера, то и научатся обходить его, когда это необходимо, и беречь его в остальных случаях, так как в бесконфликтом по большому счету “Контуре” этот барьер надо хранить, как очень редкое и полезное растение. Совсем без конфликтов тоже нельзя - ведь они заставляют двигаться вперед (в частности, на мой взгляд, безконфликтность и однородность АМБы делают ее очень инерционной). Позволю себе парадоксальную догадку: АМБисты ничем не отличаются от остального “Контура”, их обособленность - чистой воды управленческий прием, позволяющий построить и сохранить особые условия в отдельно взятом подразделении. Боюсь, что на этой моей крамольной мысли В.Бублик обидится на меня окончательно, хотя многие управленцы восприняли бы, надеюсь, как комплимент констатацию того факта, что в АМБе действительно создана своя СИСТЕМА управления. Но люди очень разные, хотя все - хорошие и очень нужные, поэтому будем беречь и уважать друг друга.

А вообще-то я очень горжусь тем, что в лучшей программе “Контура” до сих пор работает мой код (недавно смотрела тексты и узнавала - мои!). Конечно, в версии под Windows их уже не будет, а жаль. Придется поработать над созданием другого повода для гордости - в рекламе или PR. Что делать - люблю, когда хвалят нечто, в создании чего принимала участие...

(sveta@skbkontur.ru)

Автор текста: Люблю, когда хвалят...


Ð
¿ Россия, Екатеринбург, пр. Космонавтов, 56, (343) 339-31-20, 339-31-21, 334-37-43 © 2006—2007 ЗАО «ПФ "СКБ Контур"»