Зося-Алиса

Я расскажу вам про свою кошку Зосю, которая жила у меня на даче вместе со сторожем Андреем. Зося - чистая блондинка за исключением хвоста и кокетливой черной кепки. Поскольку она дама полудикая и живет, как Даренка у Коковани, натура у нее неиспорченная. Повадилась она нас лечить. Приезжаю как-то летом, сестра-Надежда лежит, охает, а Зося у нее на печенке свернулась. Это Надя грибов обкушамшись, мается печеночной коликой, а Зоя ее спасает. Сидит этак на печенке, покачивает головой и лапой (не поверишь!) Надежду похлопывает. Ну, точь в точь наша бабушка Катя, она так нас лечила. Я подумала, что это случайность и посмеялась, а Надежде к вечеру стало легче, назавтра как ничего не бывало, только Зося замертво спала целый день. Позавчера, впервые за три недели (болела тяжелым трахеобронхитом) поехала на дачу. Зову Зосю - нет ее. Я так сильно испугалась, даже сердце защемило.
Через полчаса слышу у двери мяуканье. Радость - это бледно для Зосиных эмоций. Она прыгнула на плечо и нежно вылизала мне затылок. Почти сразу перестала болеть голова. За хлопотами по кормежке Зоси и уборкой я почти забыла о своем жутком кашле. Растопила печь и камин и, наконец, присела. Зося тут же, как солдатик, села на колени и обеими лапами обняв меня, положила голову на мою шею. А потом, крутясь и устраиваясь, быстро-быстро мягкой лапочкой без когтей стала пошлепывать меня по груди. Я никогда не видела, чтобы кошки качали головой. Собак видела. У них удивление так выражается. Так вот, моя Зося прижалась к моим измученным бронхам и стала качать головой. Спрашиваю ее: " Ну что ты, Зося, ругаешься?", она отвечает, естественно, "мяу". Часа два мы с ней просидели, я глядела на огонь, а она на груди и плече. Когда я уезжала через несколько часов, Зося мертвецки спала, где я ее положила и даже не мяукнула. А я почти на двое суток забыла о кашле.

Осенью Зося наша пропала. Ушла совсем. Обиделась, что не взяли в город, а оставили на даче. Но мы с мужем обнаружили, что без кошки уже не представляем себе жизни.

Летом приятели на даче подарили сиамского котенка. Назвали, как водится, Алисой. Очень уж ей это имя подходило. Глаза синие, большущие, маска на мордочке шоколадная, такие же сапожки и хвост. Остальное тельце, пока она была маленькая, было нежного бежевого цвета. Никогда не думала, что воспитание котенка такое сложное дело. Приучение к туалету нашей строптивицы не кончилось и в год. Похоже, что первые месяцы на даче сформировали у нее неправильные привычки. Характер у Алисы непростой и совсем не кошачий. Она напоминает собаку. Носит поноску, ласкается и ждет ласки, как пес. А еще наладилась разговаривать с мужем. Берет он ее на руки, как ребенка, спрашивает: "Ну, как дела, девочка, расскажи папе?" Она, поганка, обнимает его лапками и жалуется на разные голоса, как на нее не обращали внимания, обижали, не кормили… Даже если полчаса назад слопала мисочку Вискаса. Еще она терпеть не может курильщиков, когда муж берет в рот сигарету, она тут же прыгает на колени и выбивает одной лапой ловко сигарету у него изо рта и довольная убегает.
Мы с этой питомицей решили быть серьезными. Вакцинировали против болезней за бешеные деньги. Оперировали в год, чтобы не было котят. Оказалось, что мы оба страдали от того, что лишаем ее личной жизни, но ни растить, ни топить котят оба были не в силах. Алису мы решили таскать за собою везде. Обихоженную нашу красавицу на все лето привезли на дачу. Первые дни без смеха на нее нельзя было смотреть. Она паниковала, когда ее выносили в травку и в ужасе, растопырив синие очи, ползла на пузе к нам, чтобы вцепиться в родное тело. Через три дня привыкла и уже выходила гулять сама. Быстро поняла, что зовут ее, чтобы накормить и бежала на зов. Обнаружилось, что она интроверт и терпеть не может большого количества людей. Как только дача заполнялась чадами и домочадцами, Алиса пряталась под баню и ни за что до вечера оттуда не вылезала.

А еще у нее случилась любовь. Или увлечение. Соседский молодой котик Степан приглядел нашу девушку и неумело, но настойчиво стал ухаживать. Он сидел у нашей калитки, мяукал и звал, ходил за ней, как за принцессой. Чистый казак с усами! А наша девица капризничала. Сначала гнала его с участка, потом позволила посидеть рядом, потом побегала с ним по опушке леса. Потом позвала его на веранду покушать. Степан, как и все мужики, поесть был не дурак, немедленно слопал весь ее Вискас. Ночью он аккуратно уходил домой, где его ждала престарелая мамаша, кошка Степанида. На третий день ухаживания Степану поднадоели, Вискаса больше не давали, тем более, что по юности и он, и она не знали, как приступить к более конкретным действиям. Алисе ухаживания понравились, а кавалер внезапно пропал. И когда он по своим делам пробегал мимо, наша Алиса делала все, чтобы он ее заметил и обратил внимание. Но пыл первой страсти в парне угас.

Коты тоже бывают разного темперамента. Однажды к нам пришел из деревни рыжий и боевой бродяга. Налетел на нашу девочку и хотел вульгарно ее изнасиловать. Не на такую напал. Алиса выдрала у него клок, вопила как оглашенная. Чудный шоколадный хвост он, все-таки, укусил. Но больше к нам не ходил и от девушки отстал.

Наша красавица за лето стала заправской дачной кошкой. Ловила стрекоз, кузнечиков, ящериц и кротов. Делилась с нами, но больше играла. Даже, как будто, загорела. Потемнел чепрак, шкурка стала блестящая и шелковая на ощупь. Она там, в лесу и дачном приволье сильно меняется. Становится безумно занятой и деловитой "дикой тварюшкой из дикого леса". Вечером - не дозовешься, на руки не возьмешь более чем на 5 минут. Все так замечательно пахнет и стрекочет!

За лето наша девушка стала ловкая и поджарая. Жуткими ухищрениями удалось ее снова приучить после дачи к туалету и только за витаминку.

Но кончилось лето и пришлось ехать домой. Главной отрадой киски осталась еда и ласка хозяев. Наш приход с работы воспринимается, как праздник. Плохо животному в этом каменном мешке. И нам плохо, и животным. За зиму Алиса становится
толстая и мягкая, как груша. В еде она неразборчива, за рационом мы следим. Абсолютно все, что едим мы - ей мило. У меня она ест томатную пасту, а у мужа простой хлеб.

Алиса совсем очеловечилась и особачилась. Разговаривает с нами, жалуется, кокетничает, нежничает - лапками гладит мужа по усам и подбородку. Носит все более деловито поноску - шарик из шуршащей бумажки. Абсолютно не терпит, если не кормят во время. Залезает на подоконник, стаскивает пакет с едой и несет нам - "Кормите, наконец!". Лечить нас старается по потребности. Разболелось у меня сердце, давление мучило и она ровно в 6часов 30 минут утра приходит к моей кровати и говорит вопросительно МРР-РР? Это значит, нужно открыть слева одеяло и эта матрешка, обняв меня лапами, плотно ложится на полчаса к моему левому боку и заводит свою тихую песенку. Ноги у мужа устают, так она под коленями сворачивается клубочком и тихо вздыхает, как человек. Только после лечения Алиса уходит в ванную и долго сидит там, у трубы, одна и в темноте.

Понимает "нельзя" и сразу выжидающе смотрит: "Правда, что ли? Может все-таки можно?" Удивительно тонко понимает интонацию. Любит сумку, в которой ездит на дачу, машину нашу знает. Сидит там спокойно и терпеливо ждет, когда привезут. По темпераменту сангвиник и остается интровертом. Не любит чужих, очень избранно относится к людям. Но бывает так, что она вдруг нежно и навсегда кого-то полюбит. Так она полюбила соседку по даче. Разговаривает с нею, как с мужем разными голосами и нежно трется мордочкой.

Многие поколения моей семьи росли с собаками, а у мужа было не принято держать животных, да и невозможно офицерской семье по гарнизонам таскать кроме детей невинные твари. А вот, когда выросли наши дети и даже внуки, это шоколадное чудо кошка Алиса вдруг вошла в семью и уже без нее немыслим семейный вечер дома или на даче у камина. Она благодарно принимает наше нерастраченное тепло и отвечает тем же.

Елена Яхонтова

Автор текста: Елена Яхонтова


Ð
¿ Россия, Екатеринбург, пр. Космонавтов, 56, (343) 339-31-20, 339-31-21, 334-37-43 © 2006—2007 ЗАО «ПФ "СКБ Контур"»